Дела клиентов

Дело М.А.

М. нужна была визовая консультация. 5 лет назад ей было отказано в визе в соответствии с разделом 214(b), но с тех пор ее обстоятельства изменились. Она получила второе гражданство и переехала в новую, гораздо более стабильную страну. Она вышла замуж, родила двоих детей и работала бухгалтером. Мы помогли ей подготовить анкету DS-160 и отрепетировали собеседование с ней и ее мужем. После короткого собеседования в посольстве ей и ее мужу были выданы новые визы B-2.

Дело У.А.

У. было предъявлено обвинение в магазинной краже и предоставлении ложных сведений государственному служащему в Соединенных Штатах. В рамках сделки между обвинением и защитой, У. заключила соглашение о переносе рассмотрения дела. К несчастью для нее, консул посчитал, что подписание «соглашения» было признанием вины в совершении преступления против нравственности, и счел ее невъездной в соответствии с разделом 212(а)(2)(А)(i). Мы связались с ее адвокатом по уголовным делам и попросили его запросить у суда постановление, подтверждающее, что подобное соглашение не является признанием вины или осуждением. После того, как суд это постановление выдал, мы представили его консулу, и тот отменил решение 2А.

Дело Т.С.

Т. был обвинен в незаконном ввозе иностранцев по разделу 212(а)(6)(Е). Он запланировал короткую поездку в Соединенные Штаты с женой и детьми. Но консул обвинил его в том, что он заранее знал, что они с семьей не вернутся на родину. И как следствие — в незаконном содействии жене и детям в получении виз. Но дело обстояло совершенно иначе. После того, как его жена и дети приехали в отпуск в США, в их родной стране произошел политический кризис, в связи с которым жена, активист оппозиции, приняла решение подать заявление на предоставление убежища. Мы подготовили новую петицию для T, требуя отмены решения 6E. Мы задокументировали тот факт, что Т. не способствовал выдаче виз его семье, и что ни у него, ни у его жены не было изначального намерения оставаться с детьми в США. После тщательного рассмотрения петиции консул отменил решение 6E, навсегда запрещавшее Т. въезд в США.

Дело М.Ф.

М. — гражданка страны безвизового режима. Она въехала в США в качестве туристки, чтобы повидаться со своим американским бойфрендом. В аэропорту США она сказала пограничному офицеру, что приехала в страну на неделю, чтобы посмотреть достопримечательности. Еще до истечения отведенных 90 дней она покинула Соединенные Штаты. Две недели спустя она попыталась вернуться в США, но по прибытии ее задержали, допросили и вернули обратно домой. Испугавшись, что ей навсегда запретят въезд в страну из-за преднамеренного искажения фактов, она обратилась в нашу фирму. Мы подготовили меморандум, признав ее первоначальное умышленное искажение фактов, но доказав, что оно было несущественным. Консульский работник согласился с заявлением, решив не признавать ее невъездной в соответствии с разделом 212(a)(6)(C)(i).

Дело С.Б.

С. был задержан таможенной и пограничной службой, обвинен в совершении преступления против нравственности и признан невъездным согласно статье 212(а)(2)(А)(i). Однако, на самом деле С. проходил по гражданскому процессу только в административном органе США и вовсе не имел возбужденных против него уголовных дел. Мы подали запрос в соответствии с Законом о свободе информации, подали жалобу в рамках Программы возмещения убытков в путешествии (TRIP) в таможенную и пограничную службу (CBP) и связались с таможенной и пограничной службой аэропорта, которая приняла первоначальное решение. После продолжительных переговоров и представления юридической документации CBP отменила свое решение. Затем мы представили интересы С. в его заявлении на визу, и он получил ее без вопросов.

Дело А.И.

А. потребовался иммиграционный вейвер I-601, чтобы воссоединиться с семьей в Соединенных Штатах. К сожалению, его сыну потребовалась серьезная операция. Мы подготовили заявление А. на вейвер, а также сделали запрос на ускоренную обработку его заявления, чтобы он мог вовремя присоединиться к своей семье ко дню операции. Его заявление на иммиграционный вейвер было одобрено в течение двух недель — вместо обычных 6–12 месяцев — и после этого он смог быстро получить иммиграционную визу.

Дело А.П.

10 лет назад А. просрочил и нарушил условия своей студенческой визы F-1. Он был молод и хотел увидеть Америку, поэтому бросил учебу и путешествовал по США. Наконец он вернулся домой, окончил университет, начал строить карьеру, женился, завел двоих детей и купил квартиру. Боясь, что ему будет отказано в визе в соответствии с разделом 214(b), но, желая навестить свою сестру-гражданку США, он обратился к нам. Мы помогли ему подготовиться к собеседованию, помогли заполнить анкету DS-160 и подчеркнули изменения в его жизненных обстоятельствах с момента возвращения домой. После краткого собеседования ему выдали визу.

Дело Л.С.

Л. проходил собеседование по иммиграционной визе с целью воссоединения со своей женой в Соединенных Штатах, и был потрясен, узнав, что ему отказали в соответствии с разделом 212(a)(2)(C): у сотрудника консульства были «основания полагать», что Л. был торговцем наркотиками или помогал в их продаже. По словам Л., единственное столкновение с законом, которое у него когда-либо было, произошло более 25 лет назад, когда Агентство по борьбе с наркотиками преследовало одного из жильцов квартиры, в которой они жили. От имени Л. мы сделали запрос по Закону о свободе информации и смогли получить все документы, которые имелись на Л. у Администрации по борьбе с наркотиками. После того, как мы представили эту информацию в Государственный департамент вместе с просьбой отменить решение, консульский работник выдал иммиграционную визу Л.

Дело У.М.

После многих лет физического и эмоционального насилия со стороны мужа, У., наконец, развелась с ним. Позже она познакомилась с гражданином США, у них завязались отношения, и он сделал ей предложение. Затем он подал петицию K-1 на ее имя. После одобрения этой петиции У. приехала на собеседование по визе K-1, но консульский сотрудник выдал ей отказ. Консул обвинил ее в том, что ее развод был фиктивным, и что она вступила в фиктивные отношения с гражданином США с целью получения статуса постоянного жителя, чтобы затем подать петицию на иммиграцию своего бывшего мужа. Ей был навсегда запрещен выезд в Соединенные Штаты в соответствии с разделом 212(а)(6)(C)(i). Поэтому, когда ее мать, гражданка США, подала заявку на иммиграцию У., ей было отказано и потребовался иммиграционный вейвер. Мы задокументировали насилие со стороны ее бывшего мужа; добросовестность и законность ее отношений с гражданином США; и, в качестве альтернативы, тяжелое жизненное положение ее матери-гражданки США в случае отказа по заявлению I-601. После одобрения заявления У. смогла присоединиться к своей матери в Соединенных Штатах.

Дело Р.Дж.

Гражданин США Р. и его внебрачный 19-летний сын Дж. представили анализы ДНК в поддержку иммиграционного ходатайства. USCIS одобрила ходатайство. Тем не менее, когда Дж. отправился в консульство на собеседование по иммиграционной визе, одобрение этого ходатайства и результаты анализа, полученные в официально аккредитованной лаборатории в США, были недостаточными, чтобы убедить консульского сотрудника выдать ему иммиграционную визу. Консул настоял на том, чтобы Дж. сменил свою фамилию на фамилию своего отца, и временно отказал в визе в соответствии с разделом 221(g). После более чем двух лет борьбы с местной бюрократией в попытке изменить фамилию своего сына Р. связался с нами. Мы довели дело до сведения консульского надзора и потребовали его пересмотра. В частности, мы указали на тот факт, что не существует юридического требования о том, чтобы у ребенка, на которого подается ходатайство, была та же фамилия, что и у гражданина США. Мы также представили убедительные доказательства семейных отношений между отцом и ребенком и их двухлетних попыток изменить фамилию Дж. Вскоре Дж. получил иммиграционную визу.