Дела клиентов

Дело К.М.

Г-жу М. задержали на КПП на границе с Мексикой много лет назад. В результате чего ее виза была аннулирована, но никаких документов ей при этом не предоставили. После этого ей постоянно отказывали в выдаче визы, но точную причину никто не объяснял. Мы сделали запрос от ее имени по Закону о свободе информации и смогли получить подробную документацию CBP о давнем задержании на границе. Мы также проконсультировали ее и дали ей рекомендации по подаче нового заявления, после чего она наконец смогла получить визу.

Дело Л.Н.

Г-н Н. был остановлен в аэропорту США. Он планировал провести в Америке довольно значительное время, и это вызвало подозрение у сотрудников CBP (таможенной и пограничной службы). Инспектор CBP задал ему множество вопросов, в том числе об употреблении наркотиков. После чего виза г-на Н. была аннулирована в соответствии с 22 CFR 41.122(e)(3), и ему пришлось отозвать свое заявление о допуске в страну. Главная проблема заключалась в том, что ему не дали протокол данных под присягой показаний, а он не мог вспомнить, как он отвечал на определенные вопросы во время допроса. Мы помогли ему связаться с аэропортом, после чего он смог получить нужный ему протокол.

Дело В.Р.

Утверждение петиции I-129 на визу L-1 г-на Р. было отозвано. У консула возникли сомнения в легитимности его бизнеса и намерениях, поэтому он рекомендовал отозвать уже одобренную петицию I-129. В ответ на уведомление USCIS о намерении отозвать петицию (NOIR) его компания направила ответ, но USCIS не отступил от своего решения. Тогда г-н Р. написал нам. Мы подали апелляцию в Управление административных апелляций USCIS, и после того, как она была одобрена, мы оказали ему поддержку в процессе подачи заявления на визу L-1, которую он вскоре получил.

Дело А.С.

Г-жу С. остановили в аэропорту США и проверили ее телефон. Из-за сомнительных текстовых сообщений и фотографий, найденных там, ее задержали и допросили. После чего ее виза была аннулирована, а сотрудник погранично-таможенной службы (CBP) сделал пометку 22 CFR 41.122(e)(3). Она отозвала свое ходатайство о предоставлении разрешения на въезд и вернулась на родину. К сожалению, сделанное под присягой заявление CBP и другие, связанные с этим делом, документы ей не передали. Когда она связалась с нашей фирмой, мы сделали запрос в Таможенную и пограничную службу в соответствии с Законом о свободе информации. Сначала CBP отказалась передать документы, касаемые происшествия в аэропорту. Но затем мы подали апелляцию по тому же закону, и в течение одной недели после подачи этой апелляции мы получили запрошенные документы, в том числе отчет о консульском уведомлении формы I-275, протокол заявления под присягой I-867A, журнал поездок, различные документы TECS и I-213 — Запись о депортируемом/невъездном иностранце. Эти документы позволили нам понять и объяснить ей последствия случившегося в аэропорту и спланировать будущее заявление на получение визы.

Дело А.Ф.

Г-ну Ф. было страшно. Ему было предъявлено обвинение в серьезном преступлении, но он смог договориться с обвинителем о том, чтобы его свели к хулиганству. Тем не менее, он беспокоился, что его не пустят в Соединенные Штаты и что он не сможет иммигрировать вместе со своими детьми. Он говорил, что всего за несколько месяцев он потерял сон и покой. Когда г-н Ф. пришел к нам на консультацию, мы в деталях изучили его дело и связанный с ним закон. После чего пришли к выводу, что он не был судим и не признавался в преступлении против нравственности и потому не мог быть признан невъездным. Это вернуло г-ну Ф. душевный покой, и он смог успешно завершить иммиграционный процесс и получить грин-карты для себя и своих детей.

Дело Л.Н.

Л. — талантливый профессионал в области информационных технологий. Он работал в агентстве в США, которое направило его на работу в очень крупное финансовое учреждение страны. Во время этого пребывания в США у него была виза H-1B. Но когда он вернулся на родину, чтобы получить новую визу H-1B, консульский сотрудник обвинил его во лжи и признал невъездным в соответствии с разделом 212(a)(6)(C)(i). Оказалось, что консульство связалось с финансовой компанией, где он работал, и та заявила, что такого сотрудника у них не было. После этого Л. и его агентство в США написали нам. Мы связались с юрисконсультом этой финансовой компании, который провел внутреннее расследование. В результате чего он обнаружил, что Л. действительно работал в одном из офисов компании и оказывал различные IT-услуги. Компания исправила ошибку, и после дополнительной проверки сотрудник консульства отменил решение 212(a)(6)(C)(i) и выдал Л. новую визу H-1B.

Дело Дж.П.

Дж. и ее родители жили в США: у ее отца была рабочая виза, а у Дж. и ее мамы — визы иждивенцев. Дж. выросла в США, где закончила среднюю школу и колледж. Но когда ей исполнился 21 год, она больше не могла считаться иждивенкой. Поскольку ей хотелось продолжить учебу в США, она связалась с нами, чтобы обсудить свои варианты. Ее беспокоила вероятность отказа в студенческой визе согласно пункту 214(b), потому что ее родители все еще находились в США. Мы помогли ей составить анкету и подготовили ее к собеседованию. Вскоре она получила свою визу.

Дело А.Б.

А. училась в университете в США. По окончании учебы она отправилась в Великобританию, где проучилась год. Она вернулась на родину и устроилась на работу в банке. Затем подала заявку на программу MBA в США, но ей было отказано в студенческой визе F-1 в соответствии с разделом 214(b). После чего она связалась с нами, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Поскольку на собеседовании возникли некоторые недоразумения, и важная информация не была учтена, мы помогли подготовить для нее новую форму DS-160 и отрепетировали с ней интервью. После повторной подачи заявки ей была выдана студенческая виза.

Дело М.Г.

М. была вынуждена сделать письменное «добровольное заявление» в консульстве США в Индии относительно ее брака. Но консульский сотрудник не выдал ей копию этого заявления. Когда же она связалась с консульством позже и запросила ее, ей было отказано. Сотрудник консульства сообщил, что согласно «законам США» он «не имеет права выдавать такой документ». Это была ложь. После того, как мы мешались в дело и связались с консульством и Вашингтоном, документ нам прислали.

Дело Б.А.

Для Б. было загадкой: почему консульство в Италии навсегда запретило ей въезд в Соединенные Штаты в соответствии с разделом 212(a)(6)(C)(i)? Нам также стало любопытно, потому что, в деталях обсудив с ней ее дело, мы не смогли понять в чем была причина. Поэтому мы отправили в консульство запрос, попросив дать нам фактическое обоснование. А затем, не получив ответа, отправили повторный запрос. Когда консульство отказалось отвечать, мы довели этот вопрос до сведения Вашингтона и попросили пояснить столь жесткое решение: почему консульство навсегда запретило Б. въезжать в США? Через неделю Вашингтон ответил, что консульство «тщательно» пересмотрело свое решение и решило отменить его. Запрет был снят.