Дела клиентов

Дело М.Г.

М. была вынуждена сделать письменное «добровольное заявление» в консульстве США в Индии относительно ее брака. Но консульский сотрудник не выдал ей копию этого заявления. Когда же она связалась с консульством позже и запросила ее, ей было отказано. Сотрудник консульства сообщил, что согласно «законам США» он «не имеет права выдавать такой документ». Это была ложь. После того, как мы мешались в дело и связались с консульством и Вашингтоном, документ нам прислали.

Дело Б.А.

Для Б. было загадкой: почему консульство в Италии навсегда запретило ей въезд в Соединенные Штаты в соответствии с разделом 212(a)(6)(C)(i)? Нам также стало любопытно, потому что, в деталях обсудив с ней ее дело, мы не смогли понять в чем была причина. Поэтому мы отправили в консульство запрос, попросив дать нам фактическое обоснование. А затем, не получив ответа, отправили повторный запрос. Когда консульство отказалось отвечать, мы довели этот вопрос до сведения Вашингтона и попросили пояснить столь жесткое решение: почему консульство навсегда запретило Б. въезжать в США? Через неделю Вашингтон ответил, что консульство «тщательно» пересмотрело свое решение и решило отменить его. Запрет был снят.

Дело А.Й.

А. получил степень бакалавра в США. Он вернулся на родину и, проработав там год, решил продолжить обучение в магистратуре в Америке. Но когда он подал заявку на студенческую визу, ему было отказано в соответствии со статьей 214(b). Во время нашей консультации мы смогли определить проблему, касающуюся его будущей работы в родной стране. Мы также отрепетировали собеседование, чтобы помочь ему обрести уверенность и проработать ответы. Через неделю он снова подал заявку на визу и на этот раз получил ее.

Дело Р.Х.

Когда г-н Х. проходил посадку на самолет, ему сообщили, что его виза была аннулирована, но причину не объяснили. Позже он подал заявление на визу в консульстве США в своей родной стране, Мексике, но оказалось, что Погранично-таможенная служба занесла его в черный список. Связавшись со службой, г-н Х. смог лишь получить совет попробовать вновь обратиться за визой. Что он и сделал. Однако, в этот раз ему отказали, выдав пожизненный запрет на въезд в США в соответствии с разделом 212(a)(6)(C)(i). При этом никто не желал давать объяснений. В начале нашего расследования мы так же наткнулись на стену. Консульство ответило, что если г-н Х. желает обсудить свое дело, то должен вновь подать заявление на визу. Но он делал это уже дважды, всякий раз оплачивая консульский сбор, тем не менее никто в консульстве не соизволил сообщить ему о причине отказа. Когда мы обратили внимание Генерального консула на очевидную дискриминацию — поскольку другие консульские учреждения по всему миру регулярно информируют заявителей о причине их недопуска на основании умышленного и существенного искажения фактов, а этот молодой мексиканец даже не мог добиться объяснений — Генеральный консул предоставил пояснительное письмо, в котором сообщалось о произошедшей бюрократической ошибке. Увидев, что никакого умышленного, существенного искажения фактов в данном случае не было, она отменила решение 212(a)(6)(C)(i) и сняла пожизненный запрет на въезд.

Дело А.Б.

Иммиграционное заявление А.Б. находилось на рассмотрении более трех лет, когда он и его работодатель в США решили подать иск о мандамусе. После того, как мы подали иск, правительство предприняло множество попыток отклонить его, в том числе ссылаясь на доктрину консульской непредставимости, и изменить место проведения суда. Однако после нашего брифинга Суд установил, что обладает юрисдикцией в отношении этого дела, и счел задержку, созданную правительством, необоснованной. Он постановил, что консульство должно принять решение в течение 60 дней, и, поскольку задержка была неоправданной, правительство должно компенсировать истцам судебные издержки в соответствии с Законом о равном доступе к правосудию.

Дело М.Т.

М. был в шоке. Он был гражданином и резидентом страны, в которой действует программа безвизового въезда, и без каких-либо проблем ездил в США по электронной системе авторизации путешествий (ESTA). И вдруг, совершенно неожиданно, таможенно-пограничная служба отменила его право на ESTA и сообщила, что ему нужна виза для поездки в Соединенные Штаты. Когда он подал заявку на гостевую визу, ему задали несколько туманных вопросов о личных отношениях и о том, знает ли он кого-нибудь, кто может не желать его возвращения в США. Когда ответы не удовлетворили консульское должностное лицо, ему было отказано в соответствии с разделом 214(b). После того, как мы связались с консульским учреждением от имени М. и заметили, что тайные недоброжелатели и клеветники не обладают «правом вето» на въезд в Соединенные Штаты, М. подал новое заявление и получил гостевую визу B.

Дело З.Г.

Было установлено, что З. совершила умышленное и существенное искажение фактов в заявлении на визу, которое она подала более 7 лет назад. Мы подали заявление на вейвер I-601 от ее имени, аргументируя это тем, что ее жених-гражданин США столкнется с огромными трудностями, если ему придется переехать в ее родную страну. Ему придется оставить свою работу и родню в Соединенных Штатах и жить в лишениях на родине З. После длительного процесса рассмотрения USCIS одобрила заявку.

Дело К.С.

K. и E. — муж и жена, которые одновременно подали заявление о натурализации. Но в то время как Е. прошла собеседование и была приведена к присяге как гражданка США в течение 9 месяцев после подачи заявления, по заявлению К. не было принято никаких мер. После многочисленных запросов в USCIS он так и не получил приглашения на собеседование. Тогда мы подали иск о мандамусе, и в считанные дни собеседование назначили, а затем он прошел натурализацию.

Дело В.А.

Г-жа А. была навсегда лишена права въезда в США и застряла в своей родной стране. Ее муж успешно подал прошение о предоставлении убежища в Соединенных Штатах, а ее дети иммигрировали по петиции I-730. Но консул обнаружил, что 5 годами ранее ей было отказано во въезде в соответствии с разделом 212(a)(6)(C)(i) за умышленное и существенное искажение фактов, и решил, что она не имела права на посадочный документ. Мы связались с работником консульства в посольстве и сообщили ей об ошибке, допущенной консулом, напомнив, что податели петиции I-730 не подпадают под те же правила, что и обычные иммигранты. Работник исправил ошибку и выдал г-же А. посадочный документ, позволяющий ей въехать в США и присоединиться к своей семье — менее чем за 3 недели до того, как авиаперелеты были приостановлены из-за пандемии.

Дело А.Б.

В случае, который мог закончиться трагически, г-жа Б. получила иммиграционную визу, чтобы воссоединиться со своим сыном-гражданином США в Соединенных Штатах на основании его петиции I-130. Но воспользоваться ею до начала пандемии она не успела, а посольство США в ее родной стране отказалось выдать новую визу до следующего открытия записей на собеседование. В результате она застряла на родине, где свирепствовала пандемия. Мы подали заявку на гуманитарный пароль, и она была одобрена. Затем посольство выдало г-же Б. посадочный документ, и она смогла переехать в Соединенные Штаты.